Category: происшествия

путы

Еще не красным, а зеленым восходит поле у реки...

Давно я не писала ничего о книгах, хотя не раз давала себе обещание, что буду пытаться формулировать свои впечатления. Не для истории, а для лучшего осознания и анализа прочитанного. В качестве подведения итогов, так сказать. Но лень, как известно, побеждает. Попробую ее побороть. Хотя и возьму для этого противоречивую для меня книгу.

«Гибель гигантов» Кена Фоллетта давно лежала на ридере, но этот томик в 1 000 страниц я по понятным причинам обходила стороной. Однако осенью хочется именно чего-то такого, атмосферного, пропитанного духом старины и прошлых времен, что можно читать неторопливо, проживая с героями день за днем. Тем более я очень люблю время рубежа эпох, а исторический контекст обещал интересный рассказ в духе любимых сериалов BBC, а не скучный и банальный «викторианский» роман. Забегая вперед: увы и ах именной этой романной составляющей мне и не хватило, чтобы влюбиться в книгу окончательно. Все-таки я девочка и целиком отказаться от нее не могу.

2

Но книга Кена Фоллетта уж слишком напоминает учебник истории, переложенный в художественную форму. Главная тема в ней – Первая Мировая война. Порой за чтением я усмехалась и вспоминала слова отчима: «у нас в школе у Толстого девочки читали про балы, мальчики – про сражения». Вот и мне так хотелось сделать, но уставала я не от длинных линий окопов, разрыва снарядов, криков раненных и ада боя…Collapse )
путы

Cementerio de Montjuic

Мне снилось, будто я пришел на похороны дона Педро. Небо, пышущее багрянцем, грозило раздавить лабиринт крестов и ангелов, раскинувшийся вокруг внушительного мавзолея рода Видаль на кладбище Монжуик. Молчаливая процессия в черных покрывалах плавно шествовала вокруг портика мавзолея, представлявшего собой амфитеатр из потемневшего мрамора. Черные фигуры, шедшие в процессии, несли по большой белой восковой свече. В свете сотен языков пламени четко вырисовывался силуэт мраморной скульптуры скорбного ангела, горюющего на пьедестале.



У подножия постамента зияла открытая могила моего наставника. В глубине могилы стоял стеклянный саркофаг. Тело Видаля, облаченное в белое, покоилось под стеклом. Глаза мертвеца были открыты, и черные слезы катились у него по щекам. Из толпы скорбящих выступила тень его вдовы, Кристины. Она упала на колени перед гробом, обливаясь слезами. Участники похоронной процессии вереницей проходили мимо покойного, и каждый клал на стеклянный гроб черную розу. Постепенно цветы полностью засыпали стекло, оставив на виду лишь лицо усопшего. Два могильщика опустили гроб в яму, на дне которой плескалась густая темная жидкость. Саркофаг заколыхался на волне крови. Кровь мало помалу просачивалась сквозь щели стеклянных запоров, и гроб медленно стал тонуть. Тело Видаля затопило, но прежде, чем его лицо окончательно погрузилось в кровь, глаза наставника пришли в движение, и он посмотрел на меня в упор. Взлетела стая черных птиц, и я бросился бежать, петляя по дорожкам необъятного города мертвых. Только отдаленные рыдания служили мне ориентиром в поисках выхода, и я сумел ускользнуть от темных фигур, то и дело заступавших путь: со стенаниями они умоляли забрать их с собой и спасти из царства вечной тьмы.
Карлос Руис Сафон "Игра Ангела"

Collapse )