?

Log in

No account? Create an account

Praha

Туман спускается с Петршина холма и окутывает город. Мир очерчен мостами. По одному спешат туристы, по другому трамваи. За мостами мира нет, лишь белый сияющий в свете солнца туман. Хлопая крыльями, взлетает лебедь. Кричат чайки. Шумит и бурлит на пороге вода.

Пять лет назад я написала, что Прага ведьма. Зеленоглазая воровка. Она крадет кусочек твоего сердца и не за что не отдает назад. Она обрекает тебя на вечную тоску о себе, обрекает раз за разом возвращаться на ее мостовые.
Мое сердце она давно украла и спрятала в свой медальон под зеркальные воды Влтавы, заперла его там на веки. Видимо поэтому, приезжая в Прагу, я чувствую себя дома. Я чувствую покой. Чувствую, что все хорошо. А сейчас в Москве мое сердце как никогда ноет, как никогда хочет вернуться обратно... И во сне я вижу ее улицы, запутанный лабиринт переулков, в котором по домовым знакам по-прежнему проще ориентироваться, чем по номерам на табличках.


Моя Прага - это вечная осень. Пять лет назад - это были туманы и дожди, в этот год - яркое-яркое рыжее солнце, золотые деревья, охапки листьев на мостовых и нежные чистые закаты в дрожащем облаке городских огней.
Мне не хватит слов, чтобы передать все образы, что запали в сердце... Не передать как медленно клубится туман, как эхо разносит шаги по пустынной ночной улице Малой Страны, как согреваются озябшие пальцы о стаканчик с вином, как тиха и спокойна река...

Моя Прага не о пиве, абсенте и придуманных призраках... Моя Прага о моих собственных демонах, о моих героях, о моих воспоминаниях. Моя Прага - тайна. Придуманные истории это все ерунда, я люблю ее не за водяных, чертей и даже не за голема. Я люблю ее за одинокий огонь на стрелке острова, когда огромные тени птиц мечутся по Карлову мосту, а в глади Влтавы отражается город и пробегают по рельсам призрачные трамваи, когда идешь по песку и, кажется, еще шаг и ступишь на зеркало воды. Вторая реальность. Иная реальность. Она дрожит перед тобой... потому что Прага - порог между двумя мирами.

в туман...Свернуть )

Метки:

Самайн на пороге, и осень стала такой терпкой и тягучей. За рыжем солнцем пришел туман, окутал город, скрывая лишнее и не нужное, зачаровывая действительность. Панорама золотого леса и где-то за ней башни замка... лишь приглядевшись понимаешь, что это всего лишь небоскреб на Кутузовском - один виднеется вдали.
И вся эта осень, все эти туманы отражаются в съемках, в идеях, в мыслях, в музыке, что звучит в наушниках, а звучит там Shadows of the moon...


Вокруг все уже потянулись отмечать Хэллоуин. И мы не отстали. Спасибо dva_vorona наконец, удалось погрузиться в мир Аркхэма. Игра не разочаровала... наверное, первая настольная игра, где настолько чувствуешь своего персонажа. Фантазия достраивает сцены, рождает диалоги. Ты уже видишь и переживаешь историю. Именно историю, а не просто игру. По Архэму легко садиться и писать рассказы.
И это круто, что не нужно играть против друг друга, а наоборот, вы действуете командой, и, когда кажется, что вы в одном шаге от проигрыша, монстры заполонили все улицы, а древний ужас почти проснулся - вы закрываете порталы, и город может спать спокойно,.. до новой партии, конечно.

Помятуя о многом, я боюсь этих последних дней октября, наступающего темного часа - но именно это время так мощно отзывается внутри... Ярче и сильней бьет пожалуй, лишь апрель. Но там весна и свет, и до него еще очень далеко... А пока вокруг осень. Которуя в этом году я чувствую необычайно остро, как те осени одиннадцатого класса и второго курса - они навсегда остались со мной, в памяти, в ощущениях, в фотографиях. Они очень многое изменили. И эта меняет тоже...

А впереди совсем скоро - я вновь увижу шпили Праги. Радость, предвкушение... все это уже прошло, сменившись, иным, удивительным чувством - чувством, что возвращаешься домой. Наверное, стоило меньше писать об этом городе и это лишь эхо жизней персонажей... и все же совсем скоро я увижу огни города, отраженные в водах Влтавы, и спущусь на Кампу, куда так мечтала вернуться последние пять лет.

Правильно, сказал Гейман - осень волшебна...  

Метки:

TERMINUS TRAVEL. НАЧАЛО

Я обещала рассказать, почему почти на полмесяца выпала из жж жизни. Сегодня нам с сестрой дали долгожданный Шенген на год (ура!) и это отличный повод, наконец, показать вам, над чем мы работали все это время.
А работали мы не над чем-нибудь, а над проектом журнала-блога о путешествиях. И вот он - запущен, живет и ждет своих читателей.



Вот тут на странице блога мы постаралась рассказать, как можно более краткое и емко о его концепции и идеи. А  у себя я могу вдоволь поразливаться мыслью по древу, отвечая на вопросы, как, почему, с чего и зачем нам все это вообще нужно. Круто иметь личный дневник, не правда ли? Кстати, это был один из поводов разменять сущности.

о рождении идеи...Свернуть )
Напоследок скажу, что мы не закрытые буки-интроверты, мы ищем авторов, фотографов, людей с интересным опытом путешествий, кто может рассказать об этом в формате интервью и т.д. А еще разумеется, и в первую очередь - мы ищем наших читателей, для кого все это и ради кого.

У блога есть форма подписки, а еще у блога есть своя группа в ВК. Чтобы вам было нескучно, контент в группе немного иной, но непременно там будут ссылки на все записи блога. Так что, следить можно и через группу. Мы будем рады видеть всех вас среди наших подписчиков.
А еще мы будем рады обратной связи - здесь, в группе или на нашей почте: terminus.travel1912@gmail.com
Итак… welcome to Terminus Travel! И пусть начнется путешествие…

P.S. Да, кстати это все означает, что отсюда большая часть записей о поездках и фотографии из них исчезнут, а в блоге наоборот появится кое-что из старых, но любимых публикаций. Однако я постараюсь раз в месяц собирать дайджест и давать ссылки.

Из начала осени...

Мысли эти я оставлю здесь, чтобы спустя помнить, что было сейчас...

Этот год принадлежит осени. Она началась там в туманном Лондоне в его безвременье зеленых лужаек и облетевших листьев. Она продолжилась весной в Эдинбурге ветром и солнцем, свитерами и теплыми куртками. Она была со мной все это дождливое и короткое лето. И она пришла сейчас, ровно в первый день сентября, густая, вязкая, тягучая и темная. И она еще будет впереди, когда в Москве уже полетит первый снег, будет золотом рассыпаться по брусчатке и подмигивать пронзительным синим небом среди до боли знакомых шпилей.

Я хотела написать пост о лете, но так и не придумала, что о нем сказать. Мимолетное. В нем было слишком много дел и слишком много работы. Но в нем была дача, был стук яблок по крыше патио, звездные ночи и московские улицы. В нем был Питер - брызги Невы и каналы, каналы.... Лето принесло идеи, но только осень дала шанс их воплотить.

А воплощать идеи страшно. Элегантные и красивые там, они кажутся кривыми и слабыми здесь в реальности. Кажется, что тебе не хватит сил, веры, таланта, наконец. Что их слишком много, а времени так мало. "Если выбор не сделан - все возможно", но приходится признать, что невозможно ничего, если ты его не сделаешь. И что каким бы не был результат, процесс давно уже важней... И именно за процесс ценишь все эти идеи, складывающиеся в часы за комьютером.

И остается скрещивать пальцы. Если все получится, у нас получится, то через неделю одна из идей обретет жизнь и увидит свет. Именно из-за нее здесь в жж снова такое затишье... Дело даже не в том, что некогда писать посты, но пока неясно, а что писать. Фотографии все настойчивей хочется перенести в группу в вк, тут они мало кому интересны да и слишком много возьни с оформлением. Мгновения жизни - для этого давно есть инстаграм. Путешествия... о здесь и начинается все самое интересное, но об этом потом. А этот журнал так и останется сборной солянкой, блокнотом для беспорядочных мыслей о жизни, о книгах, о историях, что рождаются в голове, о сериалах и о времени. Потому этот что дневник - лишь очередная попытка ухватить его за хвост и ни для чего иного он не заводился. А с сущностью вещей спорить не стоит даже когда ты создатель.

Метки:

Les Revenants

Осень уже на самом пороге. Ветром шумит за окном, заглядывает в дом, заставляет кутаться вечерами в плед и натягивать свитер. После работы все меньше хочется куда-то идти, а лучше сидеть в кресле с книгой или фильмами. И французский сериал Les revenants (“По зову скорби” в переводе Первого канала) подходящий выбор для таких неспешных, домашних вечеров. Ведь он расскажет о маленьком, затерянном в горах французском городке, для жителей которого, кажется, не существует внешнего мира, всей той большой и шумной Европы с открытыми границами и туристами. Да и что туристам делать здесь? Разве что любоваться туманами, густыми лесами, слушать тишину да смотреть, как опускается вода в озере и над серебряным зеркалом поднимается шпиль старой церкви и крыши домов, уничтоженных когда-то наводнением.


Гости в этом городе свои - те, кого уже не ждут, с чьим уходом и вечным молчанием давно смирились. Но вот стук в дверь… и они возвращаются спустя 5, 10, 20 лет, не постарев и на день, не помня ничего о своей смерти, не понимая, пугаясь…
Это не триллер, не зомби-треш… повествование спокойное, где-то даже медитативное. Приглушенные, холодные пейзажи, персонажи настоящие, живые люди, за которыми интересно наблюдать, потому что лица и актерская игра иные чем в набивших оскомину американских сериалах, без лоска, без вылизаности. Драма, притча - вот жанры, которые как определение ложатся ближе, точней. Но в тоже время напряжение не отпускает, загадка следует за загадкой и тяжело не включить новую серию, желая узнать, почему, как, зачем?
Пожалуй, это единственный минус фильма. Столько вопросов и ни одного ясного ответа. На откуп даны домыслы, намеки, косвенные подсказки. Кусочек мозаики тут, кусочек там. Но зато восемь серий смотришь на одном дыхании… а осенью, этой осенью, спустя три года Canal+ готов выпустить продолжение и, возможно, приоткрыть вуаль тайны.

И на последок несколько кадров. Сериал очень красиво снят, я как фотограф с удовольствием наблюдала за композицией сцен, выбором света. Все это тоже работает на атмосферу, которая в "По зову скорби" действительно хороша.кадры...Свернуть )

Метки:

Комиксы по циклу “Темной Башни” я, наконец, смогла поддержать в руках в Питере. Вещью они оказались занятной, и прочесть тот недостающий в книгах кусок истории Роланда я хочу (осталось лишь решить на русском или на оригинальном английском), но все же Срединный мир да и все прочие миры там не мои. Не та картинка.
Я вижу все реальней - покореженные остатки иного времени, продолжающие работать на своих субъядерных ячейках машины Древних, грязь и запустение эпох… Сам ли Кинг описал все так остро, материально или, возможно, его абзацы сплетаются для меня с миром, окружающим меня саму с рождения, - с Россией, где те же необъятные просторы и величие прошлого осыпается пылью, где ржавеют гигантские линии ЛЭП, церкви, перестроены в склады, а те разобраны селянами на кирпич, где дачники любуются сквозь бывшие господские яблони на обрившиеся стены усадьбы и вдаль, в закат убегаю рельсы железных дорог…
И когда я иду снимать очередную серию Apocalyptic song, я не могу уже видеть иначе… хотя истории у нас разные.

AS IIСвернуть )

Пограничье

Где конец дороги? На платформе, когда колеса чемодана перестукивают по плитке, на трапе самолета, по которому медленно спускаешься вниз, закинув на плечо рюкзак? Виден ли этот конец в отражении окон родного района родного города? Но только в учебнике геометрии отрезок пути имел конкретные точки: А и Б - начало и конец. В жизни дорога вцепляется когтями в твое сердце и не отпускает как хищник жертву.


Поворот ключа, распахнутая дверь квартиры... Дом. Твой дом. Но ты здесь еще чужак. Ты пока принадлежишь другому миру, миру гостиничных номеров и палаток, запыленных береговым песком ботинок, ночных кафе, в которых звучит иная речь, миру закрывающихся от усталости глаз, перелистываемых карт и страниц путеводителя... Родной дом не хочет пускать тебя с таким багажом обратно. Возможно, считает предателем. На что ты променял его уют? И приходится утверждать свое право быть здесь: раскладывать вещи, запускать машинку, стирать накопившуюся на полках пыль, находить по карманам чеки и билеты и с сомнением выкидывать их в мусор. Но дорога лишь усмехается и ее коготь сильней вонзается в сердце. Тоска не уходит, растет.


Ты на самой границе. Уже не там, но еще не здесь. Привычная жизнь манит тебя: дела, работа... Столько заметок в голове, столько хочется написать и рассказать, столько всего сделать. На карте фотоаппарата застыли кадры - трепещут как пойманные птицы. Кажется, Картье-Брессон сравнивал фотографа с охотником, что несет добычу. Но садишься в кресло и все валится из рук. Не читается книга, не собирается текст... Позвать бы друзей, но и на них будешь смотреть растеряно и печально. Были бы деньги, послать бы все тогда и вновь умчаться встречать рассветы к чужим берегам. И снова даешь себе зарок так и сделать однажды. А пока приходится учиться жить здесь, строго смотреть на заартачившийся обидевшийся дом и шептать дороге: тихо-тихо, видишь, я уже выбираю билеты.

P.S. фото из невошедшего в инстаграм, остальные по тегу: #terminus_travel

Питер-Питер... Once again

Меня немного пугает количество комментариев к предыдущему посту, признаюсь. Но я постараюсь всем ответить вечером.

А пока чемодан, наконец, закрыт. В нем какой-то странный набор вещей на все случаи жизни от жары до снегопада, потому что местную погоду я не понимаю. На планшете списки мест и кафе, куда обязательно надо сходить. Пока составляла их, недоумевала, что делала в Питере предыдущие 4 раза. Хотя, конечно, этот город куда можно возвращаться снова и снова и открывать его если не заново, то с иной стороны. И я не забуду ни наши ночные ноябрьские прогулки, ни холодный зимний Финский залив, но в этот раз мой Питер будет другим и это здорово.


И конечно, буду рада встретиться, если кто-то захочет. Можно писать сюда или в вк - договоримся.
А еще буду благодарна, если посоветуете всякие неформальные достопримечательности. Может, мы что-то интересное упустили.

Уж замуж...

Это будет обидный и несправедливый пост. Но все написанное ниже верно для моей жизни. У вас своя истина.

Я никогда не выйду замуж.
Наверное, это я знала всегда, но если раньше считала, что никому не сдалась я, то теперь знаю, что никто не сдался мне. Я с легким ужасом вспоминаю все предыдущие отношения и кроме как пройденным этапом их не воспринимаю. Я не хочу больше так. Я не хочу больше слышать, что ты не так одета, приготовь мне ужин и куда ты опять идешь, вечно тебе что-то надо. Я не хочу, чтобы мне выносили мозг и не хочу выносить его сама в сложных семейных разборках. Да, я считаю, что семья и самореализация для женщины вещи практически не совместимые. Да, я люблю детей, но я не хочу их иметь, потому что не готова пожертвовать собой ради их будущего, а иначе это не имеет смысла. И да, я знаю, как легче и проще строить быт, когда рядом есть мужчина, но в большинстве случаев это оборачивается попыткой оторвать этого мужчину от дивана или от компьютера. Они птицы гордые. А я могу сама все сделать. И сделаю.
Любые гипотетические отношения лишь съедят у меня и без того отсутствующий ресурс времени, лишат свободы, а взамен дадут... Нет, я верю в любовь. Я знаю, что она есть. И знаю пример нескольких великолепных пар, которыми я восхищаюсь... и которым завидую. Но большинство отношений знакомых и друзей рождает лишь недоумение и мысль: нет-нет, только не так, не снова...
Да и просто я сама стала слишком большой индивидуалисткой и не соглашусь ни с кем делить территорию. А семья в моем представлении вещь по большей части патриархальная, а я и патриархат не совместимы.
Да и 24 возраст для брака уже поздноватый, как любят напоминать мне в семье. =)

Метки:

Частота появлений записей в этом журнале - верный признак того, что у меня образовалось некое подобие свободного времени. Не беспокойтесь, скоро я опять уеду и перестану вам докучать. Разве что покажу перед отъедом Хайленд. =)

А сегодня Дистопия опубликовала у себя перевод интервью, данного Эрнестом Хемингуэем для The Paris Review весной 1958 года. Интервью большое и любопытное с точки зрения литературной кухни классика, хотя и отличается частыми ответами в духе "Об этом очень долго рассказывать" и "Я не помню, чтобы такого писал".
Вот несколько запомнившихся цитат, которые я хочу для себя сохранить.


И. — Можете рассказать об этом процессе? Как вы работаете? Вы следуете четкому графику?
Х. — Когда я работаю над романом или рассказом, я пишу каждое утро, как только на горизонте появляются первые лучи солнца. Никто не помешает тебе. Ты начинаешь писать. Ты читаешь, что написал ранее, и если ты остановился, зная, что будет дальше, ты продолжаешь. Ты пишешь до определенного момента, останавливаешься, берешь выпивку и пытаешься дожить до следующего утра, чтобы закончить начатое. Ты приступаешь в шесть утра и можешь продолжать до полудня. Когда ты останавливаешься — ты пуст, но в то же время ты полон чего-то, как будто во время влюбленности. Никто не мешает тебе, ничего не беспокоит. Ждать новый день довольно трудно.
И. — Можете ли вы не думать о своей работе, когда отходите от печатной машинки?
Х. — Конечно. Но это требует необходимой дисциплины.


Дальше...Свернуть )

Deviantart

В который раз размышляю насчет страницы на ДА. Когда-то я могла зависать там часами, сейчас открываю очень редко и отписалась от половины людей. Слежу только за работами художников, до фотографов давно нет дела. Да и на самом деле с ними все довольно грустно.
Поэтому разумно рождается вопрос... а нужна ли мне самой страница там? Вроде движуха какая-то есть, но по ощущениям все довольно уныло на самом ресурсе в плане фотографии. Все-таки он больше для рисунков, а из фото популярен по большей части косплей. Профилей с качественными, интересными снимками не так много и в основном это дублеры, а не главные площадки.
Но уходить надо куда-то... Вот я и думаю куда.
Друзья-фотографы, расскажите, а где вы обитаете, где вам хорошо и удобно, куда посоветуете уходить. 
"Ты родился слишком поздно, чтобы исследовать Землю. Ты родился слишком рано, чтобы исследовать космос" - гласит известный мем. Очень долго мне становилось грустно от этой мысли. Черт с ним с космосом, слава Шепарда или Энтерпрайза не светит, можно и смириться, но найти хотя бы один кусочек неизведанной земли на нашей планете!

Сейчас я понимаю, что на самом деле каждый из нас родился в идеальное время для путешествий. Что могли увидеть за свою жизнь великие первооткрыватели? Не так уж и много, когда путь от континента до континента занимал месяцы, грозя штормами и скалами, а европейские дороги не отличались комфортом и безопасностью, что уж говорить про дикую Россию?
Сейчас самолеты, поезда и машины домчат нас куда угодно. Есть отели, есть гиды, туры… а если даже и отправишься в поход дикарем, то можешь вызвать спасателей, случись что.
Но для самого себя каждый из нас - первооткрыватель. И не так важно значение того или иного клочка суши для всего человечества, сколько важно, что ты сам открыл и почувствовал, стоя на нем, что пережил глядя на возносящиеся в небо шпили собора или пики диких гор, гуляя по бесконечной песчаной косе морского берега и слушая плеск волн, наблюдая за людьми, которые живут иначе, чем ты, чем все твои соотечественники…
В путешествии узнаешь много нового о мире, а значит, и о самом себе. Границы расширяются, все становится объемным и чуточку иным. Я знаю, что могу жить без путешествий, но с ними и в них я дышу легче и свободней, а мечты и фантазии с каждым шагом по неизведанным дорогам обретают плоть и кровь.

Этот список в том или ином виде я начинала писать несколько раз с тех пор, как вернулась из Лондона. И сейчас перед новым отпуском, думаю, самое время его показать. Это не сто пунктов и, пожалуй, не все точки на карте, что я хочу увидеть, но самое важное - здесь. Назовем его картой желаний. Итак, в путь! Я хочу…

Очень много пунктов...Свернуть )

Этих планов хватит на вполне ощутимый кусок жизни, а в процессе, наверняка, родятся новые. Да и не написала я здесь все. Не могла записать, а что-то просто забыла.
А какие у вас главные мечты? Что хотите увидеть в мире больше всего на свете?

Yoga...

Мне стыдно признаться, что на йоге в последний раз я была аж в начале мая. Потом были, конечно, попытки заниматься дома, но как-то они неизменно свелись к тому, что времени нет, а теперь еще и нет места. До конца лета вернуться к занятиям в зале я не чаю, предпочитая безумные сны на рассвете раннему подъему. Но пока можно повспоминать, как круто оно было, листая инстаграммы йогов или вот, наконец, найти фотографии со своего любимого сета. С год назад я увидела его в Yoga Journal. И пока за снимками Станислава Солнцева пальма первенства. Йогу снимают многие, но хорошо снимают мало. Жаль, конечно, что эти фотографии существуют только в минимальном качестве.

й1.jpg
+3Свернуть )

Метки:

Ka like the wind

Лошади мчатся по Спуску феода Меджес. Их не остановить. И Ка - как ветер. Неотвратимость судьбы, неотвратимость сюжета... и  вопрос: это Ка, сей Стивен Кинг, или ваше решение, что все должно случиться именно так? И как же мучительно хочется закрыть книгу, не читать... Но Розовый шар, Радугу Мерлина, не выпустить из рук, какие бы гадости кристалл не рождал в своих туманных глубинах.

Я уже не раз говорила, что четвертая книга "Темной Башни" далась мне трудней всего. Однажды я уже закрыла ее, стоило Блейну Моно навсегда остановиться в Топике. Я думала, что просто устала читать толмуды, что началась сессия и стало не до того, что в истории о прошлом Роланда нет ни Джейка, ни Эдди, а читать о всех этих новых и незнакомых людях я не хочу. Что за странная идея в середине цикла устроить флэшбек на 500 страниц? Отговорки. Все это отговорки.
Четвертую книгу тяжело читать - ибо конец известен. Он предрешен. Он назван еще на первых страницах бесконечного путешествия Роланда. "Надежды нет. В руках остывший пепел. Пепел лет". Ты знаешь, что случится, но не знаешь как.


И в этом кроется завораживающая красота истории Роланда. Это как трагедии Шекспира. Та же сила рока. Только рок - это Ка. Закрываешь глаза, отворачиваешься... Но стоишь уже там. Слышишь шум травы, взрывы петард, выстрелы револьверов... треск огня. История ножом входит в сердце.Читатель не в силах ничего изменить. И все должно случиться именно так. Потому что если Сюзанн останется жива, если войдет с Роландом в освещенный лампами Зал Предков Гилеада - не будет долгого пути, не погибнут Катберт и Ален, последний Стрелок не пройдет сквозь пустыню и не ступит на тропу луча, ведущую к Темной Башне, не встретит... А будет дом и тихие вечера и простое человеческое счастье. Будет не долго. Потому что Гилеад обречен. Потому что Ка - как ветер. Потому что иначе не может быть... можно проклинать Ка, но не противиться.

"Колдун и Кристалл" написан Кингом сильно позже первых книг. И, пожалуй, сильнее первых книг. Там все сделано правильно. Мощно, больно, странно... Но правильно. И пусть я с радостью закрыла последнюю страницу - историю эту я забыть не смогу. А дальше Калья... дальше много тьмы, потому что не может не быть тьмы в сбрендившем, сдвинувшемся мире. Но дальше легче, потому что дальше есть надежда...

P.S. И хотя у Кинга много своих саундтреков к циклу, у меня в мыслях неизменно звучала песня Pink Floyd - High Hopes.

Beyond the horizon of the place we lived
when we were young
In a world of magnets and miracles
Our thoughts strayed constantly and without
boundary
The ringing of the division bell had began

Метки:

Переписывать местами сложнее, чем писать с нуля. Уже имеющийся текст сковывает тебя, мешает трезво мыслить, свободно дышать. Вечно пытаешься подогнать линию под имеющиеся куски описаний и диалогов и только потом понимаешь, что все это высасывание из пальца не в тему и можно сделать совершенно по-другому. Но благо мне остался последний такой этап.

С другой стороны ничуть не легче писать от первого лица. Авторское я и я героя упорно пытаются прийти в максимальное сближение и выходит, что герой знает и понимает больше, чем должен. Пришлось буквально разрешать ему удивляться, задавать вопросы и как итог искать ответы. И сразу появился адекватный сюжет, потому что у героя появились цели. Элементарно. А то ж! Но надо было пройти по граблям.
Хотя возможно дело, в моем дурацком стремлении дать ответы на все вопросы. Дать сразу. А не позволить читателю поломать голову над ними. От этого стремления - разжевать все на первых страницах - меня точно отучает Кинг. Странностей и удивительных завихрений материального (и не только) мира у него на страницах "Темной Башни" хватает, а объясняет он что-либо очень редко. И ничего. Наоборот, только интересней. А то порой я точно начинаю писать техническую инструкцию по эксплуатации артефактов Древних и установке ветрогенератора в безлюдном мире, генеалогическое описание семьи и анализ эволюции человеческих рас. Нафиг оно мне в тексте надо?

Еще из проблем... У меня в начале упоминается приличное количество персонажей, которые со второй основной части повести отваливаются напрочь. Вычеркнуть их нельзя - без них личность Ли не раскрыть, к тому же в дальнейших повестях они будут одними из главных персонажей, а кто-то и вовсе главным. Вроде все ок, если смотреть с точки зрения глобальной композиции, но с точки зрения конкретно этой повести висящие хвосты меня раздражают. Ружья должны стрелять, ага.

PEOPLE MAKE GLASGOW

Глазго - это дождь. Серое небо. Красный кирпич стен. Это склады, что встречают тебя после пасторалей зеленых полей, протянувшихся между двумя столицами Шотландии. Это вокзалы. Шумные большие. Лучший из них - Glasgow Central - позабытые кем-то декорации к стим-панк фильму.
Глазго - промышленное механическое сердце горной страны. В нем много людей и много машин и почему-то именно последние отвоевали главное место на моих фотографиях. Глазго похож на лондоский Шордич. У него мало общего со сказочным средневековым Эдинбургом. И признаться, я долго думала, а вообще хочу ли его смотреть, а теперь жалею, что дождь, этот бесконечный хмурый дождь немного подпортил нам прогулку, загнал под смешный розовый зонтик с прозрачным куполом и заставил опробовать местное метро. Ага, в Глазго есть метро. Всего одна ветка и поезда по ней бегают по кругу, как на московском кольце, а вагончики, кажется, еще меньше, чем в Лондоне. На этом метро мы и приехали в Хогвартс.

Лесенки и переходы. Арочные галереи, зеленые лужайки в тени острых готических башен, высокие окна и мечта войти в эти двери. Если бы я и села где-то за парту, то определенно только в английских вузах. А в Глазго любому фанату Гарри Поттера стоит ехать, чтобы побродить по Университету и вообразить себя одним из студентов. Еще можно захватить мантию, палочку и шарф нужных цветов и тогда погружение будет совсем полным. Ведь там то и дело кажется, что сейчас из дверей выйдет профессор Макгонагалл и строго погрозит тебе за пропуск лекций.

А поклонники Доктора у Кафедрального собора Глазго найдут синию полицейскую будку. Привет, Тардис. И как точно процитировала nayra под моей фотографией в инстаграмме:

Clara: Where the hell have you been?
The Doctor: You sent me for coffee.
Clara: Three weeks ago. In Glasgow.

22.jpg
Дальше...Свернуть )

Метки:

Лето-лето...

Дорога идет по уклон и велосипед легко мчится вниз. Порыв ветра ударяет в спину, словно подталкивая, подначивая... и с шелестом подхватывает опавшие от жары листья и несет их вперед. Солнце пробивается сквозь густые кроны старых деревьев Нескучного сада и тени пятнами ложатся на ровный черный асфальт.
Утренняя летняя Москва - жаркая и какая-то незнакомая, мираж, а не город. То и дело видишь впереди испано-итальянский пейзаж, горы, деревья, церковь. Яркое-яркое солнце и плещется о гранит набережной река, будто мечтающая обратиться в море. А вечером уже в Коломенском яблони напоминают оливковые деревья и медленно плывущие облака, складываются в причудливые картинки, не всегда приличные...


А в отпуск вдруг мучительно хочется уехать в Питер. Вообще уехать в Питер. В город, в котором была столько раз и которого совершенно не знаешь, но по которому уже ужасно скучаешь. Много воспоминаний. Еще больше их в Москве. В тех местах, как Коломенское, в которых не была сто лет, кажется, а раньше пропадала днями. Раньше - это 10, 11 класс, первые курсы... Так близко и так неимоверно далеко. Никого из тех людей уже нет рядом, пути навсегда разошлись, но тени тех встреч воскрешает память. И еще тут и Роланд со своей Сюзан. Ох, уж это первая любовь! Ловишь себя на мысли, что не можешь уже больше о них читать. Четвертая книга опять как непреодолимый рубеж на пути к Темной башне. Если бы не Катберт... и вздыхаем вместе с сестрой, что книга увы не про него.

А лето все бежит, куда-то быстро-быстро... Часть планов исполнена, но многое еще, ужасно многое хочется успеть, не упустить, увидеть... а главное сделать. Незнакомая и непривычная потребность, накрывшая как волной после Шотландии, делать и воплощать. Все те планы, и мечты, и идеи. Идеи особенно. Идеи книг. Закончить уже, дописать истории, родившиеся не один год назад. Потому что невозможно уже о них писать. Невозможно - не значит бросить и забыть. А именно дописать, довести до конца, поставить точку, рассказав все, что было возможно и что стоило рассказать. До конца везде далеко... но если делать шаги, а не стоять на месте - он приближается. А за ним и новые истории...

+2Свернуть )

Метки:

Пальцы зарываются в густой олений мех, где-то рядом гулко стучит бубен, закрываешь глаза…
Ты уже в другой реальности. Твоя обычная городская одежда кажется тебе чем-то странным и неуместным. Рыжие тени скользят по стенам яранги, или шатра бедуинов, а быть может монгольской юрты. Ты сидишь в ней, пьешь соленый молочный чай и понимаешь, что выйдешь в ветреную и усыпанную звездами степную ночь. Ты веришь в это, ты это знаешь. Города уже давно не существует. Он где-то далеко-далеко, а ты в мире кочевников, в мире свободных людей… почти на другой планете!

Чтобы открыть что-то новое - нужно высунуть любопытный нос из зоны комфорта. Из привычных рамок "люблю- не люблю", " мое - не мое". И этим мне нравится процесс сбора материала для книги - приходится влезать в такие вещи, которые в здравом уме тебе, ну, совсем не сдались! Именно так я и решилась пойти на первую лекцию о монголах. Где я, а где Монголия, скажите вы? Очень далеко. я никогда не любила эту страну и никогда не интересовалась ей. Помню только в детстве была у нас маленькая игрушечная юрта - памятный сувенир. Моя семья несколько лет провела в Улан-Баторе, мама ходила там в школу. Дедушка был военным. Их давно тянуло вернуться, посмотреть на те места вновь. А я не хотела, что там делать, на что смотреть…


фото by Интернет

Но за два часа в Музее кочевой культуры я действительно перенеслась в другой мир. Незнакомый, иной, чужой, но не страшный, а вдохновляющий и по-своему прекрасный. И вот уже я поспешно соглашаюсь на новую лекцию. На этот раз мы сидим в шатре бедуинов, разгадываем загадки и слушаем сказки. А дальше киргизы, чукчи, загадочные тауреги и, наконец, веселые цыгане. Я почти ничего не знала об этих народах, а многие знания были лишь мифами да байками. Тем интереснее было открывать их для себя так - сидя на подушках и слушая истории, в которых рассказы о прошлом причудливо переплетались с приключениями из реальных экспедиций, а еще со сказками и песнями. Это действительно было путешествие в те края и те земли. Удивительное путешествие тем, что покидать ради него пределы Москвы не пришлось. Просто ты идешь себе и идешь по летней Авиамоторной улице и вдруг, сворачивая во дворы, обнаруживаешь скопление разномастных юрт, шатров, вигвамов и чумов… а дальше. Дальше начинается сказка, которая продолжится теперь только в сентябре после возвращения команды музея из новой экспедиции. Но я буду ждать… я услышала еще не все истории.

Метки:

Курс "Секреты стиля"

Стоило закончить слушать один курс лекций в Музее Кочевой культуры - как жизнь сразу соблазняет новым. В жж у simply_masha в июле начинается интересная программа о создании своего образа в одежде на основе сказок, легенд, фильмов, игр, а может быть, и вовсе своих историй.
За собой я давно замечаю тенденцию, что стоит мне сблизиться с одним из персонажей моих книг, как я неизменно пытаюсь скопировать его стиль одежды и предпочтения. А с другой стороны наоборот порой хочется лучше понимать, как одеть персонажей и не только книг, но и, конечно, своих фотосказок, исходя из их образа, их личной истории.
Потому я вся в предвкушении начала и рада, что программа рассчитана не просто на чтение материалов, но  на активную самостоятельную работу. Так, безусловно, лучше можешь разобраться во всем. И здорово, что так много друзей уже записались - вместе определенно веселей.
Я стилистический перфекционист. И категорически не умею писать быстро, как идет мысль. Написанное предложение должно быть максимально идеальным на данный момент, и только после я напишу следующее. Но не все косяки в тексте реально заметить сразу. Даже повторы слов любят бросаться в глаза только на следующий день. А еще есть такие предложения, которые, ну, как ни крути, а все равно ложатся криво.
В прошлый раз ставя точку в тексте повести Ли, я знала, что там есть ошибки, которые я, перечитав 135 раз и зная текст первых эпизодов, кажется, наизусть, все равно не нашла. А еще там были именно эти кривые предложения. На часть таких эпизодов я просто махнула рукой, а часть осознано оставила на "поправить когда-нибудь потом", потому что просто не знала, как их тогда переписать в человеческий вид. Ужасно радует, что в этот раз знаю как. Вырезать нафиг.
Но кривые предложения, которые крутишь, и веришь, и слова уже 10 раз заменены, а все равно что-то не то - сохраняются. Прорываются в новых абзацах текста или так и колют глаз в сохраненных эпизодах. Очень упрямые они эти предложения.

Хотя возможно, шутка про вырезать, не такая уж и шутка. Сколько раз убеждалась, что если история сопротивляется, упирается и идти ровно не хочет - скорее всего это я ее куда-то не туда пытаюсь вести. И верно это и для сюжета, и для стилистики. Вот и сюжетно я неделю насиловала мозг, пытаясь продумать детали обучения/посвящения/работы магов в Велассии, пока не осознала, а какого черта я пытаюсь детализировать Велассию, которая мне в тексте этой повести не сдалась, кроме как в начале, а сюжетные события на 90% происходят на Итэ?! А потом еще надо повозмущаться, что повесть раздувается до размеров маленького романа. Конечно, если пихать в нее все что не поподя из головы. Стоило перестать придумывать лишнее и сразу все получилось, как надо. Не как я планировала, конечно, потому что герои живут своей жизнью, как всегда, зато более естественно.

Apocalyptic song

Моя мечта снять историю о постапокалипсисе, уходит корнями в год так 2012. А возможно, первые идеи пришли и гораздо раньше. Но воплощение всегда запаздывало.
Первая попытка все-таки отснять ее - 2013 год. Намалеванная белой краской надпись “Оставь надежду всяк сюда входящий” теперь, кажется, навечно красуется на огромных проржавевших воротах склада и встречает всех, кто приезжает к нам на дачу.
Еще к той съемке была придумана целая история погибшего мира. Цивилизации, уничтоженной бешеным вирусом. Спустя год именно она и легла в основу - мира Итэ из цикла странников.
И когда мы недавно отправились вновь снимать эту историю, имея за плечами уже гораздо больше опыта и уроки прошлых ошибок - меня не покидало чувство, что я сама часть этого мира… Только прошли уже века. Прошлое пало, осыпалось, поросло дикой травой и молодыми деревьями. Никто уже не помнит, что было в этих руинах, кто жил здесь. Одни голые скелеты зданий. Одно запустение. Иди по нему осторожно… а не то оно поймает тебя, подстроит ловушку - открытый люк в зарослях, зыбкий склон, рухнувшую стену, провалившиеся ступеньки… Дикий, неприрученный мир.

Дальше в пустоши...Свернуть )

Изменчивые карты

География вещь чудесная. Вот придумала ты уже карты двух планет, раскидала все материки по местам по методу, как прикольно будет, а потом раз и выясняешь, что твои материки совершенно не годятся под заданный климат. Потому что суперконтинент это круто (и очень удобно), но только предполагает он континентальный резкий климат и засушливые земли, а на Итэ между тем зеленеют огромные леса, списанные с секвойного леса. А секвойи любят влагу и туманы...  Степи же, между тем, наоборот на другой планете - в Велассии. Бескрайние такие от горизонта до горизонта. Но в Велассии наоборот на карте континентов несколько, один под полярной шапкой даже застрял. И вот смотришь на это несколько минут, а потом под шумок раз и "меняешь" карты местами и сразу все на свои места встает... А ты закапываешься опять в гугл и википедию. Мои запросы к этим сайтам меня саму пугают. Такое бы усердие мне в школе... меньше бы троек было по самым дурацким предметам. Ага, по географии в том числе, но кто же знал, что в 24 года мне резко станет интересно все от этнографии до движения литосферных плит.

P.S. Мне ужасно хочется фиксировать моменты из работы над историей... Если будет слишком много, могу спрятать в отдельную группу для тех, кому действительно хочется эти бла бла бла читать. 
Двигатель ревет. Самолет делает поворот, и тьму под крылом прорезают яркие огненные линии магистралей Москвы. Город рождается из самого сердца ночи, неожиданно и явственно проступает впереди, потрясая своими размерами. “Another day another night inside a lonely world. Another game another fight inside a lonely world…” играет в наушниках Limp Bizkit, задавая миру вокруг совсем иной ритм и саундтрек, отличный от той переливчатой мелодии Jethro Tull, что была со мной все путешествие.
Возвращение в Москву, словно обратно в лапы жадного демона, которого ты, несмотря ни на что, почему-то любишь и по которому в глубине сердца даже неизменно скучаешь. И все-таки это демон. Демон алчный, богатый, прекрасный, но несчастный. Ты везешь этому демону свой рассказ о свободе, о вольном ветре, о просторах долин и озер, о горах, чьи вершины таятся в облаках, о тишине и о пожаре закатов над заливом. И вот эта история…


Что для вас Шотландия? А чем она была для меня? Еще одной интересной точкой на карте? Страной, которую прикольно посмотреть? Стоило задуматься, и я поняла - Шотландия всегда была для меня большим… Она жила в песнях любимых менестрелей (Крыс и Шмендра, The Dartz, Тэм…), мелькала то там, то тут на страниц книг… да о чем говорить, часть одной очень старой моей истории, о которой я вряд ли кому-то расскажу и которую точно никому не покажу, потому что так и не написала ни строчки, происходила не где-нибудь, а в Грампианских горах, неважно ведь, что они как-то оказались в другом мире? А в последние годы Шотландия для меня - это еще и Иан Бэнкс. “Воронья дорога” и “Гарбайдел”. Эта та точка на карте, посмотреть которую стоило непременно и которая будто ждала нас.

Я пытаюсь найти ответ на вопрос, почему наше путешествие прошло так волшебно? Дело ли в башенках Эдинбурга, в лесенках и в арках мостов, в скалистых склонах? Не думаю, что ответ кроется чисто в них. В другой раз все это могло и не впечатлить. Но Эдинбург, несомненно, очень красивый город. Тихий. Чистый. Весьма небольшой для столицы, культурный и аккуратный. По сравнению с Глазго, он как Питер и Москва - сам ритм жизни здесь тише, спокойней. По нему очень приятно гулять. Долго и пешком. Не спеша идти по Принцесс стрит, мимо замка на горе через Северный мост в Старый город, где домики, словно из сказки и множество лавочек, там продают таро и старые книги, причудливые украшения, дорогой виски и теплые шерстяные шарфы. Там мощенные улицы и оживают городские легенды. Там на кладбище таится полтергейст, но проходишь через каменные врата и встречает тебя не мрак и туман, а вечернее солнце, мягко ложащееся на серые могильные плиты и зеленая лужайка с белыми пятнышками маргариток. Люди сидят прямо на траве, смеются… Но налетит ветер и облака затянут небо и город станет иным, мрачным и загадочным местом с узкими темными тупиками, разбегающимися от главных улиц, крутыми лестницами в проходах между домами, с ночным клубом на Каугейте в старой церкви и огненным падающим ангелом на месте витража.
Дальше...Свернуть )

Метки:

Over the sea to Skye...

Волосы пахнут костром. И холодная вода из под крана совершенно не в силах это исправить. Джинсы прошли очередное испытание на прочность, пока я карабкалась по развалинам во время съемки, мало им было Шотландских дорог и гор. О шотландских дорогах и горах я, между тем, пишу и даже готова рассказать в самом ближайшем будущем. Тут, кстати, есть кому рассказывать? А то лента с наступлением теплых и солнечных дней вымерла окончательно и бесповоротно и люди перебрались в инстраграмм, а туда мои опусы по шесть станиц не влезут ни в каком виде.

А пока я дописываю очередную страницу, вот вам кусочек прекрасной Шотландии из сериала "Чужестранка" (Outlander). Я только на второй серии, но уже влюбилась и в героев, и в съемку, и в историю, и в эти прекрасные пейзажи... Хотя нет, - в эти прекрасные пейзажи я влюбилась, глядя на них воотчию. Раз и навсегда и совершенно бесповоротно. Но опенинг в любом случае отличный. Все, как я люблю. И песня хороша в том числе.

Метки:

Итак, спустя месяц после решения сдуть пыль с истории странников, что я могу сказать?
Процесс сбора материала в самом разгаре, хотя его вполне хватает уже, чтобы пойти писать первую историю о Ли. И писать здесь глагол более точный, чем переписывать, потому что по итогам перетасовки от старого текста остаются одни куски описаний и парочка первых сцен и те немного правятся на идейно-содержательном уровне. И нет, я бы забила и так не убивалась, сводя под ноль всю старую работу, если бы это не была первая повесть цикла, задающая тон всему повествованию.
Само повествование, кстати, грозит стать жестче и бодрей, потому что с романтическими соплями про звезды и дороги там явный перебор. Надо разбавлять суровой действительностью (спасибо Бэнксу и Кингу с Роландом). Плюс в том, что эту действительность я себе представляю куда лучше на этот раз, и та же Велассия перестала быть абстрактным пятном на карте, ну там что-то в арабском духе, ай да ладно опустим... На этот раз не опустим. Мне даже жаль, что первая повесть про постапокалиптический Итэ, а не про кочевников степей, хотя это повод ввернуть куда-нибудь в первую половину цикла историю про молодость дяди Майкла, как раз там будут караваны, кочевники, моря и прекрасные девы и литры рома, ну и прочая классика приключенческого жанра.

В разговорах с другом между тем спорим, что мол у меня огромный масштаб семейной хроники в декорации трех миров и еще парочки соседних и разброс по времени на полстолетия - вытянуть это довольно сложно, утверждает он. А я вот не согласна. Если бы это был роман - да, мозг бы у меня сломался собирать вместе героев и их линии. А тут цикл повестей. В каждой повести главной герой свой, сюжет свой, идея своя... Другое дело, что каждая повесть по кирпичику складывает общую картину и привносит что-то свое в общую линию, которая все же есть, но она не слишком эпическая.
В общем я, кажется, нашла для себя идеальный жанр - в нем нет сложности романа,с другой стороны я могу раскрыть всех героев и миры и каждому дать слово. Но по сути это опять, конечно, сериальное мышление и разбитие истории на эпизоды.
А вы помните книги, которые читали пять-шесть-семь-десять лет назад? Порой я неприятно осознаю, что забыла детали даже самых дорогих мне в ту пору книг... Не вспомнить уже имен, дрожат, закрытые мутной пеленой, лица персонажей и сюжет-сюжет... щелкаешь пальцами пытаясь как-то ясно и четко сформулировать, и вроде бы что-то даже крутится на языке: вышли из точки А в точку В, а в это время в точке С... Вот только, что это были за точки?

Нет, я еще помню, о чем были те книги, не считая самых уж случайных и проходных, не оставивших никакого следа в душе и сердце. Я помню атмосферу историй и, пожалуй, их общую суть. Но на самом деле крепче всего я помню свои впечатления от прочитанного, свои чувства, радости, страхи, недовольства, надежды, свой интерес или скуку.
А еще я помню - обстоятельства. Нет-нет, не книжные. Я помню, как и где читала ту или иную книгу. Помню, как падал свет из окна, как шла по улице, уткнувшись в толстый том, забывая об идущих мне на встречу людях и фонарных столбах, помню, как садилась в маршрутку и пока собирался народ, вчитывалась в строчки...

Помню, как сидела на полу в метро (да, именно на полу, на одной из центральных станций) дожидась друзей и читала "Джонатана Стренджа и Мистера Норрела", а мимо несся безумный поток. Помню, как замирало сердце, когда Ранд и ко убегали от троллоков в "Око мира" Роберта Джордана и небо на востоке светлело, мою комнату на даче заливал свет и скоро надо было вставать и собираться ехать в лагерь. О, сколько книг было прочитано там - на даче. В моей маленькой уютной комнате под скатом крыши, сколько на качелях в саду, сколько на лестнице... На той лестнице, что стоит у нас перед домом, приткнувшаяся к чердачному окну веранды. Я очень любила там читать. Сейчас лестница вся заросла диким виноградом. А в последний раз я забралась туда ночью на майских праздниках. Так хорошо наблюдать за звездами и за пролетающими по небу с гулким шумом самолетами. Впрочем, это уже иная история.

А эти острые, яркие и только мои детали-воспоминания живут в сердце, как бы далеко не пролетали годы. Возможно, только благодаря этим странным, случайным ассоциациям - цвет обложки, шелест страниц, ветерок из приоткрытого окна, голос окликающий меня - я все еще помню о чем было большинство из этих книг. Забавный факт.
«Вопрос, который я задавал себе, приступая к постановке, состоял в следующем: «Нужна ли человеку война вообще? Неужели он не может обойтись без того, чтобы стирать с лица земли города и целые цивилизации во имя начала новой жизни». Этот вопрос не адресован конкретному человеку. Мы задаем его правительствам и богам. Эти вопросы не задаются в пьесе впрямую, но они, безусловно, подразумеваются».
Владимир Панков, из интервью The Guardian

"А мне кажется, все эти кубисты просто смехотворны" - заявляет в начале спектакля одна из героинь. На дворе Рождество 1913 года. Последнее мирное Рождество.
Спустя четверть века бомбы упадут на испанский город и Пикассо напишет свою "Гернику". Тогда уже эта картина никому не покажется смехотворной, а станет болезненным и безумным отражением новой реальности. Реальности, что родилась после Первой мировой, навсегда отделив 20 век от предшествующих столетий.

Есть два способа говорить о войне. Первый - язык сухих фактов, неумолимый подсчет техники и потерь, снарядов и пайка... Язык цифр, дат сражений. Язык, в котором война - бюрократия и алгоритмы действий. Она даже нестрашная.
Есть другой - язык взрывов и стонов раненных, крови, холодного ужаса и близости смерти. Первый язык - рационален и спокоен. Второй язык - язык хаоса и криков, язык искореженного мира.

автор фото - Владимир Вяткин
Именно на этом языке и говорит с нами режиссер "Войны" Вадим Панков. Спектакль был поставлен к Эдинбургскому театральному фестивалю в прошлом году и посвящен столетию начала Первой мировой войны. За основу взяты три произведения классической литературы, "Записки кавалериста" Николая Гумилева, " Смерть героя" Ричарда Олдингтона, на чьей основе выстроена линия сюжета, и, что более неожиданно, "Илиада" Гомера.
Это не реалистическая драма, которой ждала я. Это уникальная смесь времен, эпох и пластов повествования. Это разбитое зеркало, в бесконечной темноте осколков которого вспыхивают шизофренически-яркие картины и откуда глухим эхом звучат голоса мертвых и античного хора.
Спектакль идет на трех языках - русском, греческом и английском. Он построен на ритме и повторениях, на величественной декламации. А еще на языке звуков. Бьющие точно по нервам барабаны, надрывный крик виолончели и снова этот жуткий пугающий ритм военного марша.

Сама постановка - гениальна. Это очень громкое слово. Но я не видела до этого ничего подобного. Зато поняла наконец, вот он - современный театр и постмодерн. И да, они должны звучать так - мощно и страшно. Не рационально и линейно. А безумно. Но понятно. Это наш язык, язык нашего времени.
"Война" покорила меня этой силой и тем, что я не понимаю, как это сделано. Как можно выстроить каждую сцену с такой точностью, с таким расчетом и в тоже время с такой экспрессией и жизнью. Как соединить вместе все детали. Сложить из обломков зеркала цельную картину.
Удивительное состоит еще в том, что я не сопереживала именно героям, а вот общая идея, общая мысль задела за живое и вызвала мощный отклик. Громкий залп, которым открылся в этом году для меня Чеховский фестиваль. Надеюсь, дальше будет только лучше.

Метки:

Как каждый город имеет свое собственное лицо, так лондонские районы не похожи один на другой. Вестминстер, Челси, Белгравия, Сити... Они все разные и разные очевидно. Это и архитектура, и магазины, и жители, и сам дух. Их не спутать. И после весьма единообразной Москвы и привычного деления на старый центр и новые спальные и промышленные районы вокруг - это привлекает.
Но, пожалуй, отдельно я хочу рассказать только об одном районе - о Шордиче.
Шордич невозможно забыть. Он лежит на востоке Лондона, в Ист-Энде, примыкая прямо к респектабельному Сити - центру белых воротничков, стекла и построенных как под копирку церквей Кристофера Рена. Чистый, холеный и очень "холодный" район. Но стоит уйти с Ливерпуль стрит - и попадаешь в совсем иное место - на Брик Лейн.

(без названия)

Небольшое отступление. Лондон один из тех городов, где стрит-арта особо и не встретишь. По крайней мере в центральной его части. Законы строгие. Разве что мелькнет кое-где наскальная живопись под сводами железнодорожного моста... Это вам не Берри Готик в Барселоне.
Однако никакие правила не распространяются на Шордич. Здесь ни одна стена не простоит чистой даже ночи. Да что там стена: фонарные столбы, почтовые ящики, мусорные баки, двери, окна, деревья - все на чем хотя бы в теории можно рисовать - будет изрисовано.
Но это не каракули и порча общественного и частного имущества, которую мы привыкли наблюдать на гаражах по пути следования электричек. Как залы Национальной галереи и Тейта собрали работы лучших мировых художников, так и стены Шордича - "классику" стрит-арта. Разумеется, в первую очередь это Бенкси, но не только и не столько он.
Гуляя по Шордичу понимаешь, что Бенкси хороший сатирик и человек, сделавший очень много для мирового стрит-арт движения, в первую очередь заставивший признать стрит-арт и перестать считать его вандализмом, но он далеко не самый великий из художников. Некоторые работы поражают как иные эпические полотна... Но рассказ о стрит- арт художниках тема достойная отдельного поста.
А пока просто Шордич, место в котором только и хочется, что без конца щелкать фотоаппаратом. Невозможно не щелкать!
Дальше...Свернуть )

Метки:


Пока совместный проект встал - я решила не тупить и раскопать в обрывках черновиков своих Странников.
Разумеется, начать эти раскопки пришлось с чтения первой (и единственной увидевшей свет) повести о Ли. Но если первые страниц 14 идут весьма бодро и гладко, то что за бред начинается со второй половины - я не поняла. Конечно, мне тогда и шестое чувство говорило, что концовку я за уши притягиваю. Стоило тормознуть и подумать. Но у меня же был план - пятилетку за три года.
Впрочем, там и кроме концовки один большой косяк во многих линиях. Чего стоит запрет с путешествием в неисследованные миры - тот еще рояль в кустах. Сейчас я нашла куда более естественное и логичное объяснение.
Так или иначе переделывать нужно всю вторую половину, сохраняя лишь некоторые куски описаний\размышлений\общей инфы. Все опять... Неееееет!

Зато сложные семейные связи остаются, как и инцесты (аж целых три что я пишу?! ну ладно, два, третьего не случится) но все переиграется по-иному. А если серьезно, то стоило еще тогда прописать нормально, а не на коленке всю историю и продумать всех людей в семье, а не только тех, кто стоит на сцене, потому что логика провалилась во многом поэтому - я торопилась и махнула рукой.

Теперь же я продумываю линии, все прописываю, а заодно собираю материал. Как элементарный в виде картинок - подборка на Pinterest неприлочно разрослась уже. Так и из книг.
Поняла, что не напишу ничего стоящего, если бэкраундом за моей фантазией не ляжет твердая основа из идей и концепцией. Поэтому теперь у меня Хокинг с его пространством и временем и книги великих путешественников. И даже уже первая прочитанная из подборки книга стала хорошим подспорьем. Я благодаря ей собрала во многом позицию дяди Майкла, который сильно влияет на Ли. Все повествование так становится куда более осмысленным...

Эх, мне бы реальный опыт походов завести и совсем круто будет.
В прошлое воскресение нам с сестрой выпала удача поработать в знаменитом Институте Чародейства и волшебства, который в наши годы, конечно, переживает не лучшие времена, но все равно держится и не прекращает исследований. Энтузиазм и веру его сотрудников подорвать не может ни один кризис, а в связи с последними событиями, наоборот, говорят, об Институте снова стали чаще вспоминать - беспокойное сейчас время, мало ли пригодятся разработки.
Вот для тестирования одной такой новой штуковины нас и позвали. Секретных чертежей, конечно, раскрыть не могу, но понятно же, что ходить по параллельным мирам, это не только знания да техника нужны, но и фантазия. А у нас писателей ее много, ко всему готовы..

(без названия)

Дальше...Свернуть )

Ссылки

"Ты умеешь быть другим. Не собой. Ты умеешь проникать в чужую суть, вплотную подходя к границе безумия, но никогда не переступая запретную черту до конца."
Генри Лайон Олди
Разработано LiveJournal.com